buki_v_ruki (buki_v_ruki) wrote,
buki_v_ruki
buki_v_ruki

Category:

Память – самый надежный носитель

8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда, продолжавшаяся 872 дня. На Ленинград наступала армия «Север», под командованием генерал-фельдмаршала Вильгельма фон Лееба. По плану Гитлера, город должен был быть сдан добровольно, немецкие войска не брали Ленинград силой, а брали его измором.

В этот день армия «Север» захватила город Шлиссельбург, тем самым взяв контроль над рекой Невой. Связь с Ленинградом поддерживалась только по воздуху и Ладожскому озеру. Люди погибали от голода и холодов в Ленинграде, но город продолжал жить. Например, работали университеты, заводы, школы. А весной 1942 года в блокадном Ленинграде состоялся футбольный матч между командами «Динамо» и «Н-ского завода» (как в то время был «зашифрован» Ленинградский металлический завод), в которую входили игроки Спартака, Зенита, и даже хоккеист Николай Горелкин.

Человеческая память – самый надежный носитель наших воспоминаний. Сегодня мы решили вспомнить отрывки из «Запретного дневника» Ольги Берггольц, которая вела его в течение всей блокады.

«Сегодня, в 22.45, был налет на Ленинград, я слышала, как свистели бомбы — это ужасно и отвратительно. Все 2 ч. тревоги у меня тряслись ноги и иногда проваливалось сердце, но внешне я была спокойной. Да и сознанием я ничего не боялась, а вот ноги тряслись»
07.09.1941

«Я трушу, я боюсь, мучительно боюсь — это очевидно. Как и 99, если не 100 % живущих. Вернее, не смерти боюсь, а жить хочу так, как жила, в основном. Как это так: ворвутся немцы или засыплют нас бомбами — и вдруг Коля будет лежать с выбитым чудесным, прекрасным его глазом (мне почему-то гибель его рисуется именно так, что глаз у него будет при этом выбит), и Юра будет убит с залитым кровью лицом, и Яшка ляжет где-нибудь за камушком, маленький и покорный…»
24.09.1941

«Я совершенно не понимаю, что не дает мне сил покончить с собою. Видимо — простейший страх смерти. Этого-то страха мы с Колей и боялись, когда думали о смерти друг друга и о необходимости, о потребности умереть после смерти одного из нас. Но он бы все-таки не струсил, а я медлю.»
11.03.1942

«Мутит до обморока — ужасно. Надеюсь, что это — беременность, а не что-нибудь иное. Я рада, если это так, — хоть за что-нибудь надо держаться в этом хаосе и нереальности, в буре всеобщего разрушения.»
08.08.1942

«Говорят, что немцами уже взят Пятигорск, хотя об этом у нас не сообщалось… Они отрежут у нас нефть — ясно.
…Все равно, надо жить, — м. б., уже недолго осталось. А если долго, если еще впереди много серого существования, мрака, тяжкого труда — тем более надо жить. Что же еще делать?»

13.08.1942

В предисловии к книге Наталья Соколовская очень точно и правильно подметила, что «Память – главное действующее лицо этой книги».

Взять книгу Ольги Берггольц «Запретный дневник» вы можете в нашей библиотеке по адресу Красный проспект, 26 в отделе художественной литературы.
Tags: Миша, блокада Ленинграда, воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments